Николай Злочевский выуживает из Украины газовые доллары

В прошлую пятницу часть криминальных миллионов, которые когда-то отпустила постмайдановская власть, вернулась в Украину. Эти деньги предназначались Специализированной антикоррупционной прокуратуре за закрытие уголовного производства, но (будем оптимистами) пополнят бюджет. Н. Злочевского все еще принято называть экс-министром Януковича. На самом же деле красавчик в малиновом пиджаке и с «печаткой» (фото выше) – далеко не «бывший Коля». А самый что ни на есть – настоящий, в смысле влияния. После Майдана его компания получила новые лицензии и стала вторым в Украине частным газодобытчиком. И видно, что фигурант пленок олигарха Онищенко — «хороший парень Коля» выуживает из Украины столько газовых долларов, что может купить себе приятный сюрприз на 54-летие. За 6 миллионов долларов «смыть грехи» и получить возможность беспрепятственно посещать Украину, где у него много планов и новых проектов.Ярема, Шокин, Луценко плюс Коля, и минус 6 уголовных дел

 

Что случилось? Взяли с поличным как минимум двоих участников передачи грандиозной взятки в 6 млн $. Люди из окружения Николая Злочевского пытались совершить трансфер через агента НАБУ. Ради правдоподобности Назар Холодницкий внес изменения в ЕРДР и закрыл дело на «хорошего Колю» по реабилитирующим основаниям. Но постановление оказалось фальшивым.

 

За что готовы были раскошелиться? Хотели обнулить новое подозрение, выдвинутое Злочевскому (вместе с Курченко) прошлой осенью. История имеет пару эпизодов. Касается кредита, который был получен отмывочным банком Курченко у Нацбанка (получен = украден). И связана со скандальным эпизодом, который имел место в 2014 году. Тогда британская прокуратура арестовала 23,5 миллиона $ на счету Злочевского в Лондоне. Миллионы поступили от уже находившегося под санкциями Курченко. Британцы заморозили счет, рассматривая эти 23,5 млн. дол. как средства преступной организации В.Януковича. Но… ГПУ, которой руководил тогда В. Ярема, развалила лондонское дело, выдав «хорошему парню Коле» справку о том, что «рафик-ни-в-чем-не-виноват»…

 

Кто такой Злочевский? Житель Эмиратов, компания которого Burisma Holdings за 7 месяцев прошлого года добыла в Украине почти 500 млн куб. м природного газа. В скандальных записях, сделанных беглым А.Онищенко, он фигурирует как «хороший Коля», который готов воровать и делиться, за что П. Порошенко его нахваливает (почитать об этом можно тут: https://ord-ua.com/2018/02/09/nasirov-onischenko-i-pohoronnoe-byuro-na-poroshenko-/). Во времена Януковича Коля использовал пост министра, чтобы выдавать лицензии самому себе. И теперь на сайте одной из его компаний — Burisma Holdings мы можем прочитать, что это крупнейшая газодобывающая группа, у которой 35 лицензий. А еще – узнать, что «хороший Коля» — второй по размеру частник, добывающий в Украине газ, после ахметовской компании ДТЭК.

 

Украинские природные ресурсы давненько стали главным богатством Коли. Но сегодня нас, конечно, больше интересует, куда девались те 6 громких уголовных производств, которые открывались на «хорошего Колю» раньше (об этом — тут: https://ord-ua.com/2018/03/13/doktor-zloch-povernennya-imperiyi-ministra-vtikacha-mikoli-zlochevskogo/). В поисках ответа на этот вопрос можно начать с изучения фото, которое открывает эту публикацию. На снимке, сделанном в Монако и любовно выложенном на сайте Burisma Holdings в 2017 году, яркий представитель «банды Януковича» наслаждается жизнью в окружении вице-премьера Кистиона и главы налогового комитета ВР Южаниной — ближайших лиц из окружения П. Порошенко, которых министр-газовщик пригласил покутить за свой счет.

 

Почему это важно? Украина фигурирует в теме американских выборов в качестве футбольного мяча, которым обмениваются «республиканцы» и «демократы». И «хороший Коля» вместе с марионетками Порошенко играют в «украиногейте» свои некрасивые роли. Главный претендент на пост президента США от «республиканцев» хотел бы доказать, что Украина как-то повлияла на ход минувших выборов в США и снять аналогичное обвинение со своих русских друзей. Сын его главного конкурента от «демократов» в 2014ом был членом наблюдательного совета той самой колиной «Буризмы». И русским вместе с Трампом было бы приятно инспирировать расследование на тему «украинских связей Хантера Байдена» и давлении Джо Байдена, который якобы мешал (плохим танцорам) порошеновским генпрокурорам Шокину и Луценко честно расследовать махинации «Буризмы». Очередная дырка от бублика была представлена агентами Кремля совсем недавно:

Скандал с «русским следом» в выборах США, связанный с приходом к власти самого Трампа, имеет более веские основания: экс-глава предвыборного штаба Трампа П. Манафорт получил в Америке суровый приговор, засветившись в «черной бухгалтерии» Януковича. А мы с вами помним, как г-н Трамп пытался надавить уже на нынешнего президента В. Зеленского, надеясь получить какие-то подтверждения инсинуаций «генерального брехуна Украины» (https://ord-ua.com/2019/05/24/generalnyj-brehun-ukrainy/?page=1) Ю.Луценко, который снабдил его адвоката сомнительным компроматом.

 

В ситуации же с 6 млн.$ наша страна выглядит вполне достойно. Мешки с рекордной взяткой – это как будто иллюстрация слов В.Зеленского о том, что Украина это не коррупционная страна, а та страна, в которой с коррупцией борются. И которая хотя бы поэтому заслуживает западной поддержки. А давняя история с работой Байдена-младшего в «Буризме» (где он, по слухам, получал по 50 тыс долларов в месяц за роль свадебного генерала) пусть послужит уроком не только для Украины.

 

 

Детали. Ключевая фигура дела о взятке – ветеран налоговой службы Николай Ильяшенко единственный из 3 подозреваемых, имя которого А. Сытник с Н. Холодницким раскрыли на брифинге после задержания. Ильяшенко предлагал НАБУ 1 млн. долларов за передачу дела на Злочевского в другие правоохранительные органы, где его могут закрыть «по дешевке». Когда же этот вариант был отвергнут, пришлось людям Злочевского иметь дело с САП и НАБУ. Помогала злоумышленникам сотрудница Офиса Генпрокурора. Пока они редактировали постановление о закрытии производства на «хорошего Колю», дама мониторила ЕРДР. Лишь убедившись, что постановление о закрытии производства внесено, наличные передали НАБУшному агенту.

 

Комиссионные «решалы» из столичной налоговой  20% от суммы взятки

 

А теперь вашему вниманию – репортаж из зала заседаний Высшего антикоррупционного суда, в котором первому заместителю начальника ГУ ГНС Киева Николаю Ильяшенко избирали меру пресечения.

 

14.06.2020. ВАКС транслирует заседание в онлайне. У Ильяшенко 6 адвокатов. Сам он усаживается не на обычном для подозреваемого месте, а словно зритель – в зале суда.

 

Прокурор САП:

 

— В этом уголовном производстве Ильяшенко подозревается в пособничестве в совершении преступления по ч. 4 ст. 369 УК Украины («Предоставление неправомерной выгоды должностному лицу, которое занимает особо ответственное положение» — наказываются лишением свободы на срок от 5 до 10 лет – Прим.Ред). За принятие процессуальных решений по «делу Злочевского». 1 июня 2020 г. Ильяшенко сконтактировал А. Кичу (сотрудника «Буризмы» — Прим.Ред) с Романом Харченко (псевдоним агента НАБУ Евгения Шевченко, которого накануне раскрыли на пресс-конференции Холодницкий и Сытник – Прим.Ред), с которым был знаком с 2016 года. Ильяшенко послал в мессенджере Telegram файл с информацией об указанном производстве и сообщил Харченко, что некие лица предлагают 1 миллион за передачу этого дела в полицию или 2 млн. долл. за закрытие производства в НАБУ. 2 июня Харченко отказал. Ильяшенко предложил увеличить сумму до 5 млн. долл.

 

 

 

— Харченко не дал ни согласия, ни отказа, — продолжает прокурор, — Сообщил в НАБУ и было начато досудебное расследование. 3 июня Харченко сообщил, что согласен. 5 июня в служебном кабинете Ильяшенко в помещении управления государственной налоговой службы, где Ильяшенко находится в должности первого зама главы налоговой Киева, Ильяшенко получил информацию от Харченко – о том, что Злочевский проходит по 2 эпизодам. По статьям 191 («Растрата») и 209 («Легализация преступных доходов»). Ильяшенко при Харченко позвонил лицу, о которой есть основания считать, что это еще она соучастница, и узнал каким образом должно быть закрыто производство.

 

«Чтобы Злочевский мог вернуться в Украину до 14.06.2020», — объяснил Ильяшенко. 14 июня Злочевскому «стукнуло» 54 года и он хотел войти в этот год своей жизни «чистеньким».

 

— Сообщил, что 5 млн. долл. будут предоставлены в обмен на закрытие, — продолжает обвинитель, — Узнал, что деньги готовы передать уже сейчас. Так же Ильяшенко сообщил, что планирует получить за свои услуги 50 тысяч долларов. 10 июня состоялась следующая встреча в помещении городской налоговой на ул. Шолуденко в Киеве. В кабинете Ильяшенко Харченко ему сообщил, что закрыть может глава САП Холодницкий. Ильяшенко сообщил, что надо подготовить ходатайство о закрытии, и получил текст, который в дальнейшем переслал Харченко. Так же сообщил, что сам получит деньги для дальнейшей передачи в обмен на постановление о закрытии. Следующая встреча состоялась 12 июня. Ильяшенко в 3й раз встретился с Харченко в своем кабинете, и получил постановление. Присутствовавший на встрече Андрей Кича (представитель «Буризмы») высказал неудовольствие тем, что производство закрыто «в связи с отсутствием доказательств». Захотели «в связи с отсутствием состава преступления». Кича предложил свои правки и подал электронную версию постановления о закрытии производства, которая их удовлетворит. После обеда 12 июня 2020, просмотрев новый вариант постановления, Ильяшенко провел Харченко в подземный паркинг, куда подъехал автомобиль с деньгами. Харченко осмотрел средства. Ильяшенко сообщил, что было не 5, а 6. Один миллион Ильяшенко взял себе. После этого они вернулись в кабинет, через третье лицо (сотрудницу ГПУ – Прим.Ред) проверили, что в ЕРДР отражено закрытие уголовного производства по основаниям (реабилитирующим), которые они хотели, после чего снова спустились в гараж. Где в авто к Харченко-Шевченко из микроавтобуса Ильяшенко перегрузили три чемодана с 5 млн. долларов. А 1 млн. Ильяшенко оставил в багажнике своего авто. Харченко начал выезжать и в это время сотрудниками НАБУ была предпринята попытка задержания Ильяшенко. Ильяшенко оказал сопротивление, пытался убежать, когда детектив ему сказал, что он должен остановиться, достал и попытался применить свое огнестрельное оружие против детективов НАБУ.

 

Прокурор говорит, что все переговоры с 5го по 10е фиксировались, велись негласные следственно-розыскные действия, аудио и видеоконтроль.

 

25 объектов недвижимости и 25 миллионов – «все, что нажито непосильным трудом»

 

Прокурор цитирует декларацию Ильяшенко за прошлый год, в которую тот внес фантастические для его легальных доходов финансы. Говорит, что его недвижимость и наличные средства помогут Ильяшенко совершить побег, если его оставить на воле. Просит отправить налоговика в тюрьму или взять залог в размере 101 млн 350 тысяч гривен.

 

Декларация у налоговика и правда – ого-го. Всю жизнь, начиная с 90-х, он на госслужбе. И только «живых» денег в декларации — 24,6 миллиона гривен. Это показывает, насколько же борзо чувствовал себя налоговик. Даже не считал нужным как-либо объяснять богатства, которые не коррелируются ни с его зарплатой, ни с доходами жены, с которых платились налоги: https://declarations.com.ua/declaration/nacp_ea71b3a6-bf74-4322-abf8-9d5a5cc39e03

 

 

Наши источники говорят, что расцвет карьеры Ильяшенко связан с крымско-макеевскими бандосами. Преданный «регионалам» человек верно служил им «стиральной машинкой». Он усидел при Порошенко и совсем оторвался от земли при Зеленском. За последний год официально он получил 495 тыс гривен зарплаты и 87 тысяч гривен пенсии, а жена задекларировала заработок в 7,9 млн. гривен – от бизнеса и сдачи недвижимости в аренду. Но в довесок к наличке семья налоговика умудрилась приобрести аж 25 объектов недвижимости. А если проанализировать все декларации за предыдущие 6 лет, можно выяснить, что накапливать «бережливому» налоговику удавалось больше, чем заработать.

 

Например, его декларация за 2015 год: доход семьи – 2,4 млн. грн (в том числе социальная помощь) и еще миллион гривен займа, который налоговик получил от своих родителей. А наличных к тому моменту чета Ильяшенко накопила лишь 800 тысяч. Проходит 5 лет и вот уже в кубышке у супругов — в 30 раз больше: https://public.nazk.gov.ua/declaration/dcedf88b-026e-4e61-8097-a4d5a092c566

 

Интересно, как же Ильяшенко познакомился со своим будущим «проклятьем» агентом НАБУ Евгением Шевченко. В 2016 году коллеги из «Слідство.інфо» обнаружили у Ильяшенко 4 незадекларированные квартиры кроме 11 квартир и загородной виллы, которую тот внес в декларацию. И еще тогда призывали НАБУ обратить на этого налоговика внимание. Аптека супруги, которой прикрывался Ильяшенко, приносила до миллиона гривен в год легальных доходов. И делать этот сюжет журналистам помогал… тот самый агент НАБУ Евгений Шевченко, который «упаковал» Ильяшенко в 2020 году. Тогда они и познакомились. Но налоговик не воспринимал Шевченко иначе, чем как вымогателя, через которого можно «порешать в НАБУ»:

 

 

Но вернемся в зал судебного заседания! Слово защите.

 

Первое, с чего начинает адвокат № 1 – беспокоится о жизни и здоровье Харченко (агента Шевченко). Говорит, раз он агент под прикрытием, нельзя рассматривать в открытом судебном заседании, чтобы не навредить агенту НАБУ. Грозит следственному судье дисциплинарной ответственностью «за разглашение данных», которые давно раскрыты…

 

Адвокат № 2: «САП и НАБУ пытаются оправдать те огромные затраты, которые держава тратит на их содержание. Мы получили бумажки, а не доказательства. Надо было получить разрешение на проведение негласных действий, взять оборудование, установить на лицо, и снять информацию надлежащим образом. Осмотр телефона этого лица не содержит подтверждений что там есть связь с моим подзащитным. Это может быть искусственно созданная картинка».

 

Тут зрителю хочется воскликнуть: «Но 6 млн. долларов и пистолет, из которого собирался отстреливаться ваш подзащитный – настоящие?». Судья же не имеет права на эмоции.

 

Агента Шевченко адвокаты называют заслуженным провокатором Украины, который подстрекал порядочных людей давать взятки. Что касается оказанного налоговиком сопротивления, адвокат поясняет, что тот достал наградное оружие, так как испугался. Думал, совершают нападение. Говорит защитник, что показав народу кучу денег на пресске, Холодницкий и Сытник вызвали ненависть к налоговику.

 

Адвокат № 3: «Почему прокурор оценивает недвижимость моего клиента? Он не эксперт». Говорит, что на пресс-конференции Сытник и Холодницкий создали «образ преступника Ильяшенко». Следственный судья успокаивает: «Пресс-конференцию не смотрела».

 

«От имени Ильяшенко мог переписываться Джокер» — защита налоговика

 

Другие адвокаты повторяют сказанное выше и прогнозируют, что в суде дело все равно развалится.

 

— Мы все можем заболеть коронавирусом. Мой подзащитный сдал тест, — один из адвокатов «заходит с козырей».

 

— А как это влияет на ходатайство? – перепрашивает судья.

 

— Ему надо на самоизоляцию. На домашний арест.

 

— Сейчас пандемия, дома шансов заболеть меньше, — это уже Ильяшенко.

 

Но, похоже, половина его адвокатов, сомневается в заразности налоговика – судя по тому, что они нарушают масочный режим — в отличие от судьи, прокурора и полицейских.

 

— Бизнес у жены стоит, а зарплаты платить надо, так что сумма залога, какую просит обвинение – неподъемная. У меня маленькая дочка, пожилые родители.. Тому я прошу вас, – произносит Николай Ильяшенко уже практически навзрыд.

 

После перерыва защита опять заводит песню «о провокации» и «ненадлежащих доказательствах». Извлекают еще один козырь, вспоминая слова самого Н. Холодницкого в адрес Евгения Шевченко – о том, что тот провокатор. А так же — публикацию Шевченко в Фейсбуке — где тот надеется получить за свою работу на НАБУ вознаграждение в 600 тысяч гривен.

 

 

— Я прошу посмотреть сюжет, чтобы все поняли, что они сделали себе лавочку для зарабатывания средств. И такие провокации он делал раньше – о чем высказывался Холодницкий, — говорит защитник № 1.

 

Вот что имеет ввиду защита:

 

А мы напомним, что об «агенте 0,7» Шевченко рассказывали подробно: https://ord-ua.com/2018/01/21/agent-07-evgenij-shevchenko-grafoman-boets-nevidimogo-fronta-professionalnyij-syin-lejtenanta-shmidta-/

 

Он в самом деле не относится к тем людям, которые вызывают доверие. Но надо признать — среди прохиндеев типа Ильяшенко этот, мягко говоря, авантюрист, выглядит как свой.

 

— Это для Шевченко способ заработка денег, — вставляет защитник № 2.

 

Следственный судья отказывает в ходатайстве посмотреть видео с Холодницким. Говорит, высказывания, которые звучат не от участников судебного процесса, не должны влиять на суд.

 

Суд изучает доказательства.

 

Защита продолжает твердить, что Шевченко провокатор и фантазер. Все общение между Ильяшенко и Шевченко происходило в мессенджерах, и защита утверждает, что кто угодно мог от имени Ильшенко переписываться с Шевченко в WhatsApp и Telegram.

 

— Мы не понимаем, чьи это номера, по которым кто-то связывался с Шевченко. На айфоне есть приложение, которое позволяет имитировать телефонные номера. Мы знаем примеры с Джокером, который слал сообщения от имени Генпрокурора, — адвокат подчеркивает, что никаких телефонных переговоров Ильяшенко не вел. А остальное можно было подделать.

 

И снова болтливость Холодницкого и Шевченко использует защита налоговика. Напоминая, как главы НАБУи САП, которые внезапно объединились ради «дела о 6 миллионах $», обменивались «любезностями» раньше.

 

— Холодницкий не раз говорил о преступной деятельности Шевченко, а тот говорил о коррупции Холодницкого.

 

Прокурор зачитывает красноречивые фрагменты переговоров в кабинете у Ильяшенко. Представители Злочевского, говорят от его имени: «Нас интересует возможность въезжать в Украину». Волнуются, как бы успеть к 14 июня (день рождения Злочевского). «Я у нее деньги забрал, мне она больше нах не нужна», — а это фраза Ильяшенко о взятке, которую ему вручила представительница Злочевского. Передачу денег антикоррупционерам и «гарантии порядочности» агента НАБУ налоговик взял на себя. В переговорах, которые цитирует прокурор, Ильяшенко и Шевченко обсуждают, что для транспортировки такой кучи кеша им понадобится охрана. Перед сделкой Ильяшенко советуется и получает благословение у попа.

 

— Нет проблемы изготовить аудиозапись с похожим голосом, — адвокат № 4 вспоминает «майора Мельниченко, который нес чушь» по делу Кучмы.

 

Прокурор выглядят спящим – рассмотрение близится к ночи.

 

— А в это время в другом производстве, которое идет сейчас, обвинение просит убийце домашний арест (имеет ввиду дело С. Стерненко – Прим.Ред.). Если жизнь стоит меньше, чем сомнительная репутация антикоррупционных органов…

 

Еще один коллега просит не сажать Ильяшенко, чтобы тот мог общаться с друзьями: «Просим не лишать воли, и дать возможность защищаться. Пребывая в местах ограничения свободы, он не сможет иметь нормальные связи с друзьями, которые могут найти истину в этом деле», — ощущение, будто адвокат намекает на влиятельных друзей Ильяшенко в Офисе Президента.

 

«Я стал жертвой ситуации, спровоцированной агентом Шевченко», — заканчивает подозреваемый.

 

Судья уходит в совещательную комнату. И 15 июня объявляет о решении: 60 суток ареста до 10 августа или залог в 74 млн. 800 тысяч грн.

 

«В Сізо немає навіть туалетного папіру», — юрист «Буризмы»

 

Накануне с утра выбирают меру представителю «Буризмы» Андрею Киче. Burisma от него открещивается: «Он уже занимается индивидуальной адвокатской деятельностью и состоит в Национальной ассоциации адвокатов Украины». Но до задержания значился директором по правовым вопросам. Из переговоров в кабинете Ильяшенко известно, что адвокат Кича фигурировал и в других производствах, связанных с «Буризмой», но не получал подозрения.

 

Меру Андрею Киче, выбирают в пустом зале. Только судья, прокурор, подозреваемый и его адвокат.

 

— В Сізо немає навіть туалетного папіру, — так Кича объясняет, почему ему нельзя под. стражу.

 

Прокурор, поясняя, в чем его вина, привозит цитату из записей переговоров, где Кича говорит, что времени для пересчета денег как раз хватит, чтобы поправить постановление о закрытии уголовного производства. Проект постановления с пометками Андрея Кичи — в числе доказательств.

 

Кича не отрицает: готовил проект. Но говорит, что это было сделано заранее, а он работает над «делом Злочевского» с 2014 года. Прокурор же говорит об «особом цинизме: «Считали, что достигнут успеха именно с учетом величины суммы. По их представлениям — если предложить высокую цену, можно достичь любого результата».

 

Подозреваемый нервничает и заикается. Говорит, что преследование — «політична ганьба».

 

 

Суд изучает извлечение из производства.

 

Обвинение: «Мы видим факт закрытия уголовного производства в отношении Злочевского – то есть, то, о чем договаривались за 6 млн. дол».

 

Защита: «Это провокация».

 

Обвинение: «Спровоцировать на передачу такой суммы невозможно, и второе замечание – опасность не в том, что они хотели получить неправомерную постанову, а в том, что они были готовы пойти на подкуп. Сломать САП и НАБУ посредством огромных денег».

 

Защита: «Зачем туда был вызван адвокат Кича? Передавать деньги? Если нет, то мотив?».

 

Просит отпустить Андрея Кичу домой.

 

«Я не осознавал, когда готовил текст», – умоляет подозреваемый, заикаясь. Просит учесть наличие несовершеннолетних детей и мамы пенсионерки.

 

Суд оглашает резолютивную часть решения: арест 60 дней или залог в 40 млн. 300 тыс. грн.

 

Коррупционная вертикаль «фсё»?

 

У одобренного народом сюжета о поимке взяточников («Наконец-то начали сажать») хватает и скептиков. Далеко не всех смогли убедить НАБУ и САП. Во-первых, из-за того, что Н. Холодницкий и А. Сытник грызлись как кошка с собакой, и не демонстрировали ожидаемой эффективности. Во-вторых, удивляет личность агента, о «тайной деятельности» которого знала вся Украина (из его многочисленных интервью).

 

Прелесть в том, что руководители САП и НАБУ объединились перед лицом общего «врага» Ирины Венедиктовой. Считая, что над ними нависла угроза подставы и новая генпрокурорша их вот-вот «слопает» (в том числе за их никчемность), они до последнего думали, что рекордная взятка – попытка подставить их самих.

 

Что же касается Е. Шевченко, несмотря на комичность его личности, он сработал на славу. Ильяшенко на ментальном уровне не мог себе представить, что в природе существует кто-то, кто устоит перед 6 миллионами. Говорят, он вел и чувствовал себя в последнее время так, будто Бога поймал за бороду. Ведь вроде бы близок к самому А.Ермаку.

 

Но оказалось, что коррупционной вертикали больше нет. Вместо нее – хаос и возросшая конкуренция органов. И по звонку судье уже не решается вопрос…. Вот от этого досадного открытия, похоже, и расплакался многоопытный налоговик прямо в суде…

 

 

 

То же касается и динозавра коррупционной системы Николая Злочевского. Экс-министр привык пилить ресурсы и рассматривать уголовные дела как форму вымогательства – так было при Януковиче, так было при Порошенко, и так должно было оставаться. Как Порошенко «обилетил» Злочевского, можно почитать тут: https://ord-ua.com/2018/04/18/kak-poroshenko-po-zlochevskomu-vopros-reshal-tekst-razgovora-prezidenta-s-nardepom-onischenko/. Мы писали и о том, как «хороший парень Коля» и друг Президента по фамилии Кононенко стали «наследниками» газовых схем Януковича: https://ord-ua.com/2018/05/09/ne-vojna-a-korruptsiya–prichina-uhoda-shell-i-chevron-ekolog-rasskazala-kak-horoshij-paren-kolya-i-drug-prezidenta-stali-naslednikami-gazovyih-shem-yanukovicha/

 

Старая мафиозная гвардия рвала Украину на части, ощущая абсолютную безнаказанность все годы независимости. И у них не было причин пересматривать свои взгляды. Ведь на их памяти еще никто не отказывался от 6 млн. долларов. Так что у «хорошего Коли» были «железные» основания надеяться на подарок ко дню рождения. Но Коля промазал. Его людей «хлопнули» с его деньгами – поздравляем!

 

Не может не радовать и удар по легендам, типа: «Украина управляется из-за океана, из-за Байдена пострадал честный Генпрокурор Шокин», и тд.. Оба кума Порошенко — и Шокин, и Луценко, закрывали дела на «хорошего Колю» только потому, что на лбу у каждого из них золотыми буквами написано: «Дайте денег».

 

А теперь попробуем представить – сколько стоило Злочевскому постановление об отмене государственного розыска, которое Генпрокуратура вынесла в 2018 году. Во сколько обошлось закрытие уголовного производства о незаконном обогащении и уклонении от налогов на миллиард гривен – о чем вопил Луценко. На сколько миллионов потянул развал дел о газовых схемах «Буризмы» и дела о незаконном завладении государственным имуществом — той Херсонской нефтеперевалкой, которую Злочевский оттяпал у государства и продал Курченко за 23,5 млн. долларов. И как изменилось благосостоянии Яремы, Шокина и Луценко после «схлопывания» всех этих дел? Наконец — сколько стоило «слить» УД о незаконном получении лицензий на разработку газа, которым занималось ведомство Назара Холодницкого?…

По материалам:  ord-ua.com